Меню

Яндекс.Метрика

Герой Советского Союза Григорий Нестеренко в годы войны повторил подвиг Гастелло

УвеличитьМного лет назад я познакомилась со Степаном Лукичом Крамарем (к сожалению, уже ушедшим из жизни), он работал школьным учителем. Фронтовик, прошёл всю войну, победу встретил в Германии. Спокойный, интеллигентный, всегда в костюме, подтянут, строен, он приходил в редакцию. И мы подолгу беседовали с ним – о том, что волнует, о жизни, о его учениках.

Степан Лукич много рассказывал мне о войне, о своём сводном брате – Герое Советского Союза Григории Карповиче Нестеренко, чьё имя носят школа и улица райцентра. Однажды принёс документальный очерк о брате, который написал в 1963 году москвич Александр Журавлёв, офицер запаса, бывший военный комиссар авиаполка. Перебирая на днях свой архив, я снова перечитала эти страницы доблести, отваги, бесстрашия.

…Вот он, Григорий Нестеренко, высокий, плечистый, как слитый из металла. Вот он, друг Гриша, с чёрными вразлёт бровями, копной волос цвета спелой пшеницы, в глазах – неугасимый огонёк веселья. Вот он, боевой товарищ, душа истребительного полка, правдивый и горячий в спорах, дерзкий и смелый до безумия в воздухе и самый простой на земле.

Как мало, в сущности, я знал о Григории там, на полях сражений. Я, как комиссар соседнего полка, знал, что этот лётчик храбр, предан друзьям, горит жгучей ненавистью к врагу. А прошлое было отрублено войной. Лишь теперь, читая письма его братьев Луки и Степана, изучая материалы военного архива, я узнал о Григории многое.

ГРИШУТКА – ИЗОБРЕТАТЕЛЬ ПАРАШЮТА

В 1916 году в Каневской в семье бедного казака родился мальчик Гриша. А через несколько дней Гришутка оказался сиротой. Отец погиб на фронте, защищая землю от кайзеровских войск. Большое горе свалилось на плечи матери – Анисьи Титовны. Через два года она привела в семью бедняка-вдовца Луку Крамаря, приняв на воспитание ещё четверых сирот.

В 1922 году Григорий пошёл в сельскую школу. Переводился из класса в класс только с отличными отметками. Пионер Гриша был примером в школе, лучшим чтецом стихотворений Владимира Маяковского. В семье его звали «тихоня». Мать гордилась сыном и говорила:

– Учись, Гришуха, человеком будешь!

И Гриша учился. С малых лет увлекался мастерством, техникой. В сарае соорудил мастерскую, до глубокой ночи просиживал за изобретением «водяных» часов с боем колоколов: высчитывал всё, вымерял, «детали» подбирал. И вот, наконец, часы готовы! Собрал он пацанов во дворе, сидят они и ждут, когда в церкви в полдень станут звонить в колокола. И точно: только зазвонили – на водяных часах 12 «стукнуло». И как это ему удалось с точностью всё рассчитать?!

Потом Гришу обуяла мысль изготовить для семьи собственную мельницу, чтобы не ходить к Богомолу с поклоном смолоть муки. Однако идти к кулаку пришлось. Отец вернулся с гражданской войны больной и немощный, перенёсший 12 ранений. Григорию, как старшему, нужно было помогать родителям. Обучаясь в четвёртом классе, Гриша поступил чернорабочим на мельницу.

Однажды захватила его мысль прыгать с парашютом. Из брезента смастерил купол, сделал растяжки вроде зонта, привязал шнурки. Предстояли испытания. Гриша залез на шелковицу, парашют его наполнился воздухом, покачался из стороны в сторону и медленно опустился на землю. Впервые в жизни он почувствовал лёгкость падения, необыкновенную сладость в груди от ощущения полёта.

В НЕБЕ КУБАНИ

После школы Григорий был принят в Ростовское училище хлебопечения, затем поступил в финансовый институт. Будучи студентом, посещал парашютную секцию. В училище Гражданского воздушного флота он начал летать на «ПО-2». Так на рукаве его кителя появился знак лётчика гражданской авиации. В декабре 1940 года его зачисляют курсантом в Военную школу лётчиков Дальневосточного фронта, которую он заканчивает в июле 42-го. В это время на западных участках нашей Родины уже шла война.

Он рвался на фронт, но его задерживали: боевые силы нужны были и в Приморье. В феврале 1943 года полк, в котором служил Нестеренко, прибыл на фронт.

Письма с фронта 28.2.43

Дорогая мамочка, Рая, Лука и Стёпа! Передаю вам боевой привет с фронта. Я узнал об освобождении нашей станицы. Этот день для меня самый радостный. Знаю, ваша жизнь была очень трудной. Я жестоко отомстил оккупантам: открыл счёт сбитым фашистским самолётам. Ваш сокол Гриша.

Враг, отступая с Северного Кавказа, упорно сопротивлялся, цепляясь за каждый рубеж. Немцы построили от города Темрюк по реке Кубань, через Крымскую до Новороссийска, так называемую Голубую линию. Это были крупные инженерные сооружения с бетонированными ходами, дотами,

рвами, минными полями. В воздухе шли ожесточённые сражения. В них одновременно участвовали тысячи самолётов. Лётчики по шесть-семь раз вылетали на боевые задания, к вечеру буквально валились с ног от усталости.

Письма с фронта 22.4.43

Дорогая мама! Мне выпало большое счастье защищать дедовские земли. Неделю назад я пролетал над Каневской, взмахом крыльев приветствовал своих земляков, и на душе стало легче, будто повидался с вами.

Да, не знал Григорий, что его мать и сестра Рая, опасаясь фашистов, скрывались у чужих людей.

…11 мая после очередной победы Григорий ворвался в землянку командного пункта, как вихрь. Он был в это время неузнаваем. Волосы прилипли к высокому лбу, глаза блестели каким-то озорным огоньком.

– Ещё одного фрица срубал…Ох, и зол я на них, – он чиркнул ладонью по шее, – аж в горле комья злости стоят. Товарищ майор, я готов к полёту, машина исправна, пушки заряжены.

– Поостынь немножко... – добродушно отвечал комполка Якимов, и как брата обнимал за крутые плечи Григория, думая: «Не ошибся я в тебе, Гриша, хороший боец из тебя получился. Меня, старого воздушного волка, скоро перещеголяешь. Желаю тебе хороших крыльев, друг мой боевой…»

За время боёв на Кубани младший лейтенант Григорий Нестеренко произвёл 30 успешных боевых вылетов, участвовал в 17 воздушных боях, сбил 5 самолётов противника лично и один в группе. Своим надёжным прикрытием, смелыми и решительными действиями обеспечил своему ведущему победу над 8 самолётами. На груди у младшего лейтенанта засияло два ордена Красной Звезды.

В июле 1943 года под напором советских войск затрещала и рухнула Голубая линия. Враг отступил к Керченскому проливу.

НА ЮЖНОМ ФРОНТЕ

Гитлеровское командование приложило много усилий, чтобы удержать Мелитополь – ворота в Крым и к Нижнему Днепру. На восточном берегу реки Молочная фашисты срочно соорудили два противотанковых рва, а на западном – разветвлённую систему дотов, окопов, траншей.

Из Крыма и других участков фронта были подтянуты дополнительные войска. Офицерам оплачивались тройные денежные оклады, а солдаты, мало-мальски отличившиеся в боях, награждались офицерскими железными крестами.

Письма с фронта 3.9.43

Дорогая мамочка! Сегодня поклялся бить врага, пока руки держат штурвал, а глаза видят землю. Обещаю тебе, мамочка, быть бесстрашным воином, отважным бойцом, а если мне доведётся умереть за Родину, умру только честно, как положено комсомольцу…

Сентябрьская погода была хмурой, солнце почти не показывалось из-за туч. Пробежит по Приднепровской степи ломанной полоской и опять скроется в косматой бороде облаков. А когда выдавались лётные дни – в небе Мелитополя разгорались бои. Григорий Нестеренко был назначен старшим лётчиком полка, ему поручали водить в бой группы истребителей.

Вот что написал в своём дневнике Николай Брагин, летавший ведомым в паре с Нестеренко: «Ох и денёчек! Бьём и бьём врага! Досталось немчуре и сегодня. …В одном из вылетов отличился Гриша. Снайпер! Бомбардировщика свалил! Богатырь, люблю его как брата… Если бы не Гриша, то сегодня меня уже не было бы в живых… Выручил. Фашист уже подобрался к моему хвосту, ещё секунда, и даст очередь. Но Гриша отсёк «месса» предупредительным огнём… На аэродроме после посадки я чуть было не задушил Григория от счастья».

Письма с фронта 15.10.43

Дорогие мама и Рая! Сейчас нахожусь на мелитопольском направлении. На моём счету восемь сбитых самолётов врага. Мщу за своего отца, за раны, полученные братьями Стёпой и Лукой, за смерть моих друзей. Как очистим юг Украины от немецких захватчиков – приеду к вам на побывку. Ждите…

Это было последнее письмо матери. Не пришлось лейтенанту Григорию Нестеренко побывать в родных краях. 21 октября 1943 года перестало биться сердце воздушного витязя.

Вот строки из наградного листа, написанного командиром полка гвардии майором Александром Ивановичем Якимовым: «Выполняя боевое задание в районе 20 км западнее Мелитополя, самолёт Нестеренко был обстрелян вражеской зенитной артиллерией. В результате прямого попадания снаряда, самолёт был подожжён. Дотянуть машину на свою территорию не представлялось возможным. Оставалось либо выброситься из горящего самолёта на парашюте и попасть в позорный плен к фашистам, либо погибнуть вместе с самолётом. Нестеренко предпочёл смерть геройскую. Он перевёл пылающий, как факел, самолёт в пикирование и открыл огонь по скоплению фашистских зениток. Подобно подвигу легендарного Гастелло, врезался в самую гущу фашистских головорезов».

1 ноября 1943 года лейтенанту Григорию Нестеренко было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Короткую и славную жизнь прожил кубанский паренёк Григорий Нестеренко. Он совершил 50 боевых вылетов, провёл 23 воздушных боя, сбил 9 самолётов врага. При штурмовых действиях уничтожил несколько автомашин, зенитных батарей, более сотни солдат и офицеров врага.

Большое сердце было у этого человека, бесстрашного сокола.

 

 

Подготовила Юлия СИМОНЕНКО («Каневские зори», № 47 от 26 июня 2018 года)