Меню

Яндекс.Метрика

Служба для настоящих мужчин: 5 октября 2018 года уголовному розыску исполнилось 100 лет

По разному приходят работать в органы внутренних дел, а особенно в такую легендарную и прославленную службу, как уголовный розыск. Вот и у меня, был собственный путь. До службы в армии у меня никакой мечты о милиции, уголовном розыске, совершенно не было. Я, мои друзья-товарищи, обыкновенные ребята из простых советских семей. Отличительной нашей чертой была любовь к  футболу, занимались им, поэтому не пили, не курили, сомнительных  компаний не водили. К преступникам, блатным, как мы их называли, относились отрицательно, но о милиции  не мечтали. Среди молодёжи тех времён существовало такое понятие: до армии в разумных пределах можно по-бедакурить, по-шустрить, а в армии из тебя человека сделают, дурь выбьют. Вот и со мной так произошло. Чтобы окончить в Краснодаре монтажный техникум мне дали отсрочку от призыва в армию на пол-года, а в мае 1973 года призвали служить. Попал в учебку в Грозный, по её окончанию направили служить в Кутаиси в десантно-штурмовую бригаду. Что в учебке, что в ДШБ приходилось туго, дисциплина строгая, требования жёсткие,  особенно к физической подготовке. Я всё выдержал, дослужился до замкомвзвода, вернулся домой старшим сержантом. Физически был крепок, подтянут, чувствовал в себе силы и уверенность. Пошёл работать в СРМУ «Крайгаза» мастером участка. Работа  получалась, меня хвалили, начальник управления, человек авторитетный, предлагал поступать в технический ВУЗ, обещал протекцию. Но меня, производство не влекло, атмосфера не устраивала. Трудовая дисциплина не высокая, рабочие поддавали и частенько, могли украсть, что плохо лежит, пропить, среди мастеров приписки, нарушения финансовой дисциплины. Я же, за два года серьёзной службы в армии привык к дисциплине, порядку, субординации. К тому времени я был секретарём большой комсомольской организации, работал мастером, отслужил в ДШБ, везде характеризовался положительно и наверное поэтому выбор пал на меня, когда райкому комсомола потребовалось направить кого-то по комсомольской путёвке на службу в органы МВД, а по простому в милицию. Вызвали, настойчиво предложили, а у меня уже  у самого зрела мысль, сменить «гражданку» на службу в серьёзном ведомстве, тогда уже задумался об уголовном розыске или иной подобной работе. Так и совпало желаемое с реальностью. В апреле 1977 года  стал рядовым милиционером взвода ППС Советского РОВД г. Краснодара.
Прослужил рядовым мало. Через месяц отправили в учебное подразделе-ние на 90 дней, окончил я его с отличием и мне присвоили звание старшего сержанта милиции. В учебке научили азам милицейской работы, знаниям правил дорожного движения, вождению мотоцикла с коляской, одели-обули в милицейскую форму. Там же принял милицейскую присягу. В августе 1977 года  приступил к самостоятельной работе рядового милиционера, через год стал работать на офицерской  должности. Не скажу, чтобы особо выделялся, был дисциплинированный, исполнительный, форменную одежду всегда содержал в идеальном состоянии. А в основном был милицейским салагой, учился работать у старших. А произошло следующее. В советские времена два раза в год вся милиция Краснодара без исключения задействовалась на охрану общественного порядка при проведении демонстраций: 7 ноября, в честь Октябрьской революции и  1 мая, в День солидарности трудящихся.
1 мая 1978 года в милицейском оцеплении в центре города  на улице Красной нёс службу и я. Оказалось, что среди всех рядовых милиционеров нашего РОВД я выделялся значком на кителе об окончании средне - специального учебного заведения. Образованными милиционерами советская милиция похвастаться тогда не могла. Ко мне подошёл строгий капитан и спросил, какое заведение я окончил. Я, рядовой милиционер в звании старшего сержанта,  слегка растерялся, но собрался и ответил- окончил техникум. Капитан сказал, что он заместитель начальника уголовного розыска Корота Валерий Михайлович, а мне с таким образованием быть рядовым милиционером не солидно. Узнал мою фамилию и пригласил на беседу. Прибыв через несколько дней на беседу, я понял, что Валерий Михайлович внимательно изучил моё личное дело, т.к. много вопросов не задавал.  Главное, что он спросил, где я хочу служить дальше. И я сказал фразу, которая определила всю мою дальнейшую жизнь: «Хочу работать в уголовном розыске». Хорошо, будешь в уголовном розыске, ответил Корота В.М., но начнёшь участковым инспектором милиции, приглядимся  и если заслужишь, переведём на оперативную работу. В то время уголовный розыск состоял из непосредственно оперативных работников, инспекторов и участковых инспекторов. Всеми руководил начальник уголовного розыска и было у него два заместителя по каждому направлению. Курировал подразделением, на котором лежала основная борьба с уголовной преступностью в районе, заместитель начальника отдела внутренних дел по оперативной работе. Фактически, самое главное лицо в райотделе в те времена.
В конце 1979 года на эту должность в Советский РОВД назначили майора милиции Шамраева Виталия Николаевича, который в моей жизни сыграл большую роль. Он затеял реорганизацию в коллективе, резко омолодил оперативный состав и первого, кого он взял на оперативную работу, был я. С марта 1980 года, более 20 лет вся моя жизнь, печали и радости, были связаны с борьбой с уголовной преступностью, раскрытием преступлений и розыском лиц, их совершивших. Сколько всего пережито, сколько испытаний судьбой, но и побед было не мало. От младшего лейтенанта милиции (как я гордился этим званием!),  дослужился до полковника милиции, от инспектора уголовного розыска до начальника криминальной милиции районного отдела (раньше зам начальника по оперативной работе). В октябре 2002 года,  став начальником отдела внутренних дел, формально от оперативной работы отошёл, стал администратором. Но на практике продолжал вникать в «оперские дела», а при необходимости замыкал на себя руководство по раскрытию особо тяжких, имеющих общественный резонанс, преступлений.
Спустя много лет с особой благодарностью и признательностью вспоминаю своих наставников и учителей, зрелых людей, опытнейших руководителей, сумев-ших передать мне свои знания, профессиональное отношение к работе, оператив-ное мастерство и преданность однажды сделанному выбору - служить закону. Благодаря им достиг в жизни и работе того, что имею сейчас. Первый из них – Шамраев Виталий Николаевич. Мне повезло, что довелось работать под его руководством, с него  всегда брал пример, у него учился. Виталий Николаевич Оперативник с большой буквы или как ещё о таких говорят, сыщик от Бога. Он обучал меня азам оперативной работы, внимательно и заботливо, но строго, а когда надо, то и жёстко. Он научил меня, как строить беседы с подозреваемыми, находить с ними психологический контакт, располагать к себе, добиваться признательных показаний без давления и запугивания. Я тогда был молод, энергичен, работа очень нравилась, потому имел желание, без преувеличения, работать днём и ночью. А Виталий Николаевич сам трудоголик работал, не считаясь с личным временем. Наверное, поэтому и обратил внимание на меня. Он помогал не только моему становлению как оперативника, но не забывал и о бытовых вопросах – именно по его ходатайству моей семье выделили служебную квартиру в Краснодаре.
Под руководством Шамраева В. Н.  добился хорошей раскрываемости пре-ступлений на обслуживаемой территории, лучшей в районе. А потом, набравшись опыта, самостоятельно изобличил преступную группу, совершившую более сорока краж магнитофонов из салонов автомобилей по всему городу. Лично задержал вооруженного финкой преступника, совершившего в Краснодаре ряд разбойных нападений на водителей такси. До сих пор помню его необычную фамилию – Обруч. Это были резонансные преступления, их раскрытие положительно влияло на авторитет советской милиции в городе. За успехи в оперативно-розыскной деятельности меня неоднократно признавали лучшим инспектором уголовного розыска отдела внутренних дел, занесли  в книгу Почёта Советского РОВД и поместили фотографию на доску Почёта УВД города. По итогам работы за 1981 год признали лучшим сотрудником уголовного розыска УВД Краснодарского крайисполкома, вручили переходящий вымпел, наградили большой по тем временам, денежной премией, а мою фотографию в форменной одежде поместили на краевую доску Почёта, расположенную на входе в административное здание УВД крайисполкома.
В это же время, когда шло моё становление как оперативного работника, не-смотря на большую загруженность в работе,  уделял время и общественной рабо-те. Меня избрали секретарём комсомольской организации ОВД, я стал членом райкома ВЛКСМ Советского района Краснодара. Принят кандидатом в члены КПСС, а через год и в  члены партии. Меня избрали в партийное бюро РОВД. Старожилы отдела  прямо говорили, скоро пойдёшь на повышение, ты для этого уже созрел. И приводили аргументы: на работе  на хорошем счету, учишься в университете на юрфаке, общественник, приняли в партию, а руководящих кадров в уголовном розыске, как всегда не хватает. Будь готов. И как говорили ветераны, так всё и произошло. Осенью 1983 года в Магаданскую область перевёлся зам. по опер. Шамраев В.Н., вакантной стала и должность начальника уголовного розыска. К тому времени Советский РОВД возглавил вернувшийся с учёбы в Академии МВД СССР Валерий Михайлович Корота, уже ранее сыгравший в моей судьбе существенную роль. Он и рекомендовал меня вышестоящему руководству на должность начальника отделения уголовного розыска. С ним не согласились, знаем такого, сотрудник перспективный, но для начальника ОУР самого большого милицейского коллектива Краснодарского края (а это так и было), ещё молод и недостаточно опытен. Назначайте его заместителем начальника ОУР, пусть поработает, получает знания в университете, включим в резерв, а там будет видно. В апреле 1984 года я стал заместителем начальника ОУР Советского РОВД г. Краснодара, начальником уголовного розыска назначили Валерия Васильевича Бессарабова. Мы были с ним хорошо знакомы, т.к. оба работали, но в разное время, участковыми инспекторами милиции на одном административном участке. Он старше меня на семь лет, имел своё суждение о жизни, милицейской работе. Всегда спокоен, корректен, выдержан, решения принимал взвешенно. К подчинённым относился доброжелательно, никогда не унижал их достоинства. Такой милицейский интел-лигент (ещё очки носил), что редкость в уголовном розыске. Однако оперативную работу любил и хорошо знал, отдавал ей много времени. Как к старшему и более опытному товарищу, я относился к нему с большим уважением, некоторые методы руководства коллективом, перенял у него. Он учился заочно в филиале Академии МВД СССР в г. Ростове на Дону, это два учебных отпуска в году по сорок дней  каждый. Как заместитель, в его отсутствии, обязанности начальника отделения исполнял я, но и свои обязанности естественно, тоже. Огромная нагрузка, год с апреля 1984 года по апрель 1985 года, напомнил мне срочную службу в дисантно - штурмовой бригаде, работал без выходных. Даже купил раскладушку, приходилось иногда спать в кабинете. А с другой стороны, так «закаляется сталь». Руководство, на месте и сверху, видело мою работу и мои перспективы, а потому в моей жизни опять произошли перемены, но теперь уже более серьёзные.
Перед майскими праздниками пригласил к себе в кабинет начальник РОВД Корота В.М. Он был задумчив и слегка расстроен. Тихим и размеренным голосом повёл со мной беседу. В твоей жизни ожидаются перемены, сказал он, ты хорошо зарекомендовал себя за последний год и тебя хотят назначить начальником уголовного розыска в один из трёх городов края. Он назвал Тихорецк, Славянск на Кубани, а третий я уже не помню. Я  растерялся и очень расстроился, уезжать из Краснодара, в мои планы не входило. Меня уже приглашали в аппарат краевого уголовного розыска, но я отказался. Хотел работать на «земле» т.е. в районном отделе и именно в Краснодаре. А здесь… Валерий Михайлович объяснил, что уехать мне все ровно придётся, руководящих кадров не хватает, а я на виду. Он помолчал, а потом добавил, что тоже не желает моего ухода, рассматривает меня, в случае ухода зам. по оперативной работе Никитина С.Н. на учёбу в Академию МВД СССР, на его место. А сейчас предлагает должность начальника городского медицинского  вытрезвителя. В данном случае иронизировать не надо. В многотысячном городе Краснодаре было всего два вытрезвителя, руководить ими было очень престижно. Начальник вытрезвителя в большом городе был «очень уважаемый человек», множество знакомств и возможностей. Иногда именно он решал судьбу человека. Попал в вытрезвитель, сообщили на работу и в результате, на выбор: сняли с очереди на квартиру, лишили перспектив на повышение в должности (а значит и оклада), премии, отпуска летом и т.д. в чёрном цвете. И всё это в руках одного человека. Сколько ходатаев и просителей, а какого уровня они бывали? Тем более я жил совсем рядом, на соседнем квартале, пять минут ходьбы. Согла-шайся, Георгий, совсем по дружески, сказал Валерий Михайлович, ты мне очень нужен. Но мне вытрезвитель нужен не был и я, скрепя сердцем, боясь его обидеть, отказался на отрез. Аргумент: «только оперативная работа, только уголовный розыск». Хорошо, сказал мой начальник, тогда лучше всего езжай в Славянск, ближе к Краснодару, знаю, у тебя родители инвалиды, им нужна помощь. Зачем тебе «Техас» (Тихорецк) и прочие города. Я помогу, в Славянске хорошо знаю начальника Панкратова Станислава Дмитриевича, он на днях приедет, всё обсудим. В мае 1985 года я стал начальником отделения уголовного розыска Славянского горрайотдела внутренних дел.
Работа в Славянке на Кубани мне больше помнится не раскрытием преступ-лений и задержанием преступников, а создаванием нового коллектива, приобретением профессионального мастерства и опыта работы молодыми сотрудниками, а так же моим становлением, как самостоятельного руководителя. Люди старшего поколения помнят, что в советские времена во всех отраслях страны существовало социалистическое соревнование, чётко определялись передовики и отстающие. Было такое  и в органах внутренних дел. Согласно этого ранжира, уголовный розыск Славянского ГРОВД по итогам работы за 1984 год, прочно занимал последнее место среди всех подобных коллективов в крае. Его весь разогнали, набрали других сотрудников, из десяти человек осталось два старожила, им было немногим больше тридцати, а остальным молодым ребятам, чуть более двадцати лет, стаж работы в уголовном розыске менее года. С юридическим образованием никого не было, основная масса окончила Славянский сельскохозяйственный техникум. Главное, ребята хотели работать, но не знали как. И я впрягся в работу как вол. Учил их всему, что пере-нял у Шамраева В.Н. и приобрёл сам. И оперативные документы  писали под мою диктовку, и беседы с подозреваемыми по своим материалам проводили вместе со мной, и на места происшествия я выезжал с ними, учил работать со свидетелями, выискивать информацию о преступниках. Уставал очень сильно, силы придавало то, что ребята верили в меня, слушались беспрекословно, авторитетом я пользовался у них большим и просто не мог подвести их и себя. Разница в возрасте 7-8 лет, но они для меня были как родные дети, я всю душу им отдавал, помню всех и сейчас, с некоторыми поддерживаю отношения до сих пор. Так же, придавало уверенности и силы поддержка начальника ГРОВД Панкратова Станислава Дмитриевича. Ведь уехав из краевого центра, я оказался в новых жизненных реалиях, где сильны казачьи традиции, свои взаимоотношения между людьми. Я был молод, горяч, не все тонкости сразу улавливал. А коллектив большой, люди разные. Появились у меня за спиной усмешки, язвительность, причём на ровном месте. Кто-то завидовал, кто-то ревновал к успехам, а кому-то просто не нравилось, что я приезжий, да ещё из Краснодара. К примеру, одному старожилу, майору, не нравилось, что я ношу рубашку с коротким рукавом с галстуком. В Краснодаре, для руководителей среднего звена и выше, это было обязательным атрибутом, я к этому привык. Он же язвил по этому поводу и прозвал меня, за спиной конечно, «купеческим сыном». Одному из руководителей РОВД почему-то не нравилось, что я много времени трачу на обучение своих сотрудников работе с оперативными документами, требую аккуратности и чёткости в их исполнении. Он называл меня с усмешкой, то же за спиной, «учитель». При этом говорил о сотрудниках: «чему их можно научить в кабинете, гнать  палкой на обслуживаемую территорию, там сами научатся всему». Если у моих сотрудников что-то не получалось, обязательно ехидничал со смехом: что-то плохо Вас учитель учит, надо больше в кабинете сидеть, бумаги писать. Я был очень увлечён работой, да и жизненного опыта не хватало, чтобы догадаться об этих интригах, со всеми старался выстраивать доброжелательные отношения. Станислав Дмитриевич, умудрённый опытом руководитель, весь этот необоснованный негатив вокруг меня тонко уловил, пригласил к себе злопыхателей, и в жёсткой форме в моём присутствии потребовал заниматься работой, а не интригами. Помню его фразу в защиту меня: «он молод, не опытен, но уже сделал больше, чем Вы вместе взятые сплет-ники-кумушки. Придёт время, под кабинетом у него стоять будете». У меня словно крылья выросли за спиной после этого. Вообще Станислав Дмитриевич часто со мной общался, и необязательно по служебным вопросам, просто беседовал о жизни. Будучи человеком умным, интеллигентным, тактично подсказывал, ненавязчиво давал советы, но в тоже время строго контролировал мои действия и на работе и в быту.
Молодые сотрудники оказались хорошими учениками, воспринимали мою науку с пользой для дела, быстро приобретали опыт оперативно-розыскной дея-тельности, взрослели буквально на глазах. У нас сложился дружный, работоспо-собный коллектив и пришли результаты. Изобличили группу молодёжи, совер-шивших большое количество угонов и краж мототранспорта, в том числе и в со-седнем районе. Мы задержали и изобличили преступников-гастролёров, совер-шивших серию квартирных краж на территории семи районов края. Очень боль-шой резонанс в городе и районе вызвала кража материальных ценностей на меж-районной торговой базе. Преступники, взломав крышу, проникли в складское по-мещение и похитили товаров на сумму сорок тысяч рублей, это огромный по тем временам ущерб. Мы не только установили и задержали преступников, но и изъяли у них всё похищенное, полностью возместив нанесённый государству ущерб. О нашей работе заговорили в городе, писали местные газеты, пошли положительные отзывы в адрес уголовного розыска со стороны партийного руководства района. По итогам работы за 1986 год отделение уголовного розыска стало лучшим коллективом в структуре Славянского ГРОВД, мы вошли в десятку лучших уголовных розысков края. Оказалось, что за мной внимательно наблюдали руководители краевого уголовного розыска, ведь я был их выдвиженцем, по их инициативе меня направили из краевого центра в провинциальный город создавать новый коллектив. В УВД края мою деятельность в Славянске признали положительной и в июле 1987 года  назначили  заместителем начальника отдела по оперативной работе в Каневской РОВД. Я стал каневским Шамраевым. Мне было тридцать три года, стаж работы в органах внутренних дел десять лет, образование- 4 курса юрфака КубГУ. На бумаге всё получается гладко, а в жизни, чтобы сделать такой рывок, за десять лет из  рядового милиционера, стать заместителем начальника районной милиции, пройдя все ступени в уголовном розыске, нужны не только желание, способности, умение. Здесь нужен Труд, Труд, Труд. Нужно пахать, без преувеличения, днём и ночью. Здесь нужен выбор: или сладкая жизнь с развлечением или отбросить всё это и доказать, прежде всего себе, чего ты стоишь как мужчина. Я свой выбор сделал, но за всё своя цена. В Славянск из Краснодара я ехал абсолютно темноволосый, из Славянска в Каневскую через два года с первой сединой в волосах. Здесь мне хочется привести слова из известной песни: « … кто нас выводит в мастера» и вспомнить людей, которые  начиная с работы в Славянске и в дальнейшем в Каневской, мне как молодому оперативному начальнику систематически оказывали  помощь и поддержку. Это начальник Управления уголовного розыска края Благодыренко Александр Леонтьевич, его заместители Киёк Николай Никонович, Мещиряков Василий Константинович, Скачко Владлен Владимирович, начальники отделов управления Верховинский Александр Юрьевич (в последствии начальник Азово-Черноморского УВДТ), Ходенко Алина Прокофьевна, Гапонов Владимир Юрьевич (в последствии заместитель начальника ГУВД края). Талантливые организаторы оперативно-розыскной деятельности, пользовались большим авторитетом среди сотрудников уголовного розыска края. Их можно смело назвать моими наставниками, сыгравшими большую роль в моём становлении, как руководителя оперативных служб.
В Каневском ОВД я был связан работой, по большому счёту, с уголовным розыском. И, естественно, наиболее яркие воспоминания связаны с сотрудниками этой службы. Добрыми словами вспоминаю руководителей уголовного розыска, с кем мне довелось работать. Это Александр Сергевич Конюшний, Николай Иванович Лобынцев, Николай Анатольевич Коноваленко. каждый из них по-своему своеобразен и внешне, и по характеру, но роднило их одно: искреннее желание раскрывать совершённые преступления, изобличать и задерживать преступников для привлечения их к уголовной ответственности. Неоднократно выезжал с ними на задержания опасных преступников и всегда ощущал за спиной не только подчинённых, но и надёжных друзей и верных товарищей, которые шаг назад не сделают и не откроют мою спину врагу!
Очень много перенял у начальника ОВД  – Анатолия Ивановича Савченко, под руководством которого служил 15 лет. Анатолию Ивановичу присущи многие положительные качества и как человека, и как руководителя. Это объективные суждения, реальная оценка сложившейся оперативной обстановки, а отсюда и правильно сделанные выводы. И, что самое главное для руководителя, - разбирался в людях, мог сплотить коллектив. Все эти качества дорого стоят! Сейчас Анатолия Ивановича, к сожалению, уже нет в живых.
За эти годы было раскрыто множество «громких» преступлений. Ни одна книга получилась бы из воспоминаний! Но чаще всего, вспоминаю один яркий эпизод, связанный с моими соратниками и товарищами по работе в ОВД  Каневского района. В конце 80-х годов в одном из колхозов района путём мошенничества преступник завладел огромным количеством сахара и сливочного масла. Всё это он вывез на нескольких КамАЗах в Ростов-на-Дону. В течение суток вместе со мной туда выехали представитель колхоза, сотрудник уголовного розыска, участковые и уполномоченный ОБХСС, ныне пенсионер МВД, Алексей Гурьевич Черныш. Мы, не спав всю ночь, следили за преступником. Наконец удалось выяснить, что он должен объявиться в одном из районов Ростовской области. Организовали засаду. Забегая вперёд, скажу без ложной скромности: задержал его я вместе с Алексеем Гурьевичем-он меня прикрывал. Когда мы увидели преступника, при нём была огромная хозяйственная сумка через плечо. Это сразу же бросилось в глаза, и я подумал: а зачем ему такая сумка? Она была под завязку полна пачками денег! Я начал считать и проклял всё на свете! Еле хватило двух сдвинутых вместе столов, чтобы поместились все деньги. Считал я их до поздней ночи! Больше всего боялся ошибиться-потом зарплаты не хватило бы рассчитаться! После всех пересчётов там оказалось почти 20 тысяч советских рублей. Если кто помнит, тогда средняя зарплата составляла 120 рублей, вот и считайте. Оказалось, что это была выручка за частично реализованные сахар и масло. А остальную часть нам пришлось в течение всего следующего дня изымать из торговых точек на рынках Ростова-наДону. Но худшее нас ожидало впереди! Часть продукции мошенник сдал под реализацию на завод «Россельмаш», где работало в три смены более 30 тысяч человек! И представьте себе, рабочие всех трёх смен собрались, чтобы получить дефицитные продукты, а тут появляется Бойко, чтобы всё это у них забрать! Иду я через строй женщин длиною метров сто, не меньше, а они кричат: «Это он хочет забрать всё у нас»! Пришлось пойти на своеобразную дипломатию. Я связался с руководством Каневского района и сказал, что принимаю решение оставить продукты рабочим, иначе будет настоящий бунт на заводе! А вот вырученные за сахар и масло деньги мы отдаём колхозу в счёт возмещения ущерба. И вновь пришлось считать и испытывать те же ощущения, что и в первый раз! В тот момент я думал, что у меня голова лопнет от такого количества женского гнева и денежных купюр! А что в итоге? Закончилось всё ценным подарком – именными часами стоимостью чуть меньше пятидесяти рублей, которые я впоследствии подарил начальнику уголовного розыска Николаю Ивановичу Лобынцеву.
В 2002 году Анатолий Иванович Савченко ушёл на пенсию. Меня назначили начальником отдела внутренних дел Каневского района. Отдел добивался хоро-ших результатов в оперативно-служебной деятельности, неизменно входил в число лучших сельских ОВД, а по итогам работы за 2006 год, признан лучшим на Кубани и нам вручили переходящий вымпел Губернатора Краснодарского края. Как первому лицу райотдела мне довелось работать со многими руководителями краевого аппарата. Но наиболее яркие впечатления у меня отложились о двух заместителях начальника ГУВД края: генерал-майоре милиции Бойко Николае Ивановиче и генерал-майоре милиции Бурлаченко Валентине Александровиче, ныне находящимися в отставке. Требовательные и принципиальные руководители, строгие и взыскательные к себе и подчинённым. Их жёсткий спрос за порученный участок работы развивал самостоятельность в принятии решений и способности руководителя. Каждый из них человек широкого кругозора, аналитик и психолог. Оба выходцы из уголовного розыска, руководители, отлично знающие тонкости оперативной работы. О них у меня сохранились самые тёплые воспоминания, каждому из них я благодарен за участие в моей судьбе и становлении, как руководителя органа внутренних дел, как человека и личности. И конечно, невозможно не вспомнить такого замечательного и прекрасного человека, как генерал-лейтенанта милиции в отставке Сапрунова Александра Георгиевича, бывшего начальника ГУВД Краснодарского и Ставропольского краёв. Ему всегда были присущи такие качества, как верность служебному долгу, Присяге и Отчизне, глубоко ответственное отношение к избранному делу, неравнодушие к авторитету и престижу Министерства внутренних дел, доброму имени кубанской милиции. Все мы, сотрудники кубанского уголовного розыска 80-90 годов прошлого столетия, являемся учениками Александра Георгиевича, для всех нас он являлся наставником, примером в работе и в жизни. Несмотря на высокое должностное положение, он всегда был открыт и доступен для нас, доброжелателен, готов понять и поддержать каждого оперативного работника уголовного розыска. В обиду он нас так просто не давал. Сотрудники других служб нам завидовали, но Александр Георгиевич, сам выходец из розыска, хорошо понимал душу опера, и чем мог помогал. А меня, с ним роднит ещё то, что оба мы родом из Адыгеи, он с Гиагинского района, а я из Тахтамукаевского, оба начинали службу рядовыми милиционерами, а потом простыми операми. И я  горжусь своим именитым земляком.  
Служа в Каневском РОВД, в период с 1999 по 2005 года  неоднократно находился в служебных командировках в Северо-Кавказском регионе, где участвовал в контртеррористических операциях по пресечению деятельности незаконных вооружённых формирований и установлении конституционного порядка. Это было большое доверие со стороны руководства ГУВД края, которое нужно было обязательно оправдывать, что я и делал. Летом 2000 года находился в служебной командировке на Кавказе, и моей задачей было установление преступников, совершивших вооружённое нападение на экипаж сотрудников ДПС кубанской милиции.  Ранее я уже находился в этом районе  в составе временного отдела внутренних дел, руководил оперативными службами, поэтому имел некоторый актив из местных жителей. Именно поэтому руководство Главка и направило меня участвовать в расследовании данного преступления. Знание оперативной обстановки и местности, где было совершено убийство кубанских милиционеров, помогло мне установить подозреваемых и место их вероятного нахождения. По моей инициативе, руководство ВОВД приняло решение провести «зачистку» села, где проживали родственники подозреваемых и могли находиться они сами. По плану мероприятия, когда основные силы  проводили гласные профилактические действия, я скрытно, с преданной мне группой оперативных работников, должен был проверить интере-сующий адрес, находящийся на окраине села.
Одним из руководителей операции был майор милиции Калашников Сергей Николаевич, с которым я был знаком ещё раньше по прежней работе. Накануне операции я попросил его в случае необходимости оказать мне поддержку, т.к. моя группа вместе со мной включала всего пять человек, а в его распоряжении были более многочисленные силы. Мы установили радиосвязь, пожали друг другу руки и разошлись. Операция началась рано утром, едва расцвело. Моя группа скрытно подъехала к окраине села, вышла из автомобиля, рассредоточилась и направилась к нужному адресу. При попытке проникнуть в домовладение, из дома выскочило два человека и на ходу открыли в отношении нас автоматный огонь. Пули прошли чуть выше наших голов, мы залегли и ответили своим огнём. Завязалось вооружённое боестолкновение, в результате которого один боевик погиб на месте, а другой был тяжело ранен. В моей группе потерь не было.
После боя в начале установилась тишина. А потом раздались ужасные крики, вопли, стоны, плач. На улицу из дома и окружающих домовладений выбежали женщины, бросая в нас камни, кирпичи, остатки деревьев, буквально были готовы нас смять и разорвать. И тогда я вспомнил о Калашникове С.Н. Мы отошли к  автомобилю, и я попросил помощь по рации. Сергей Николаевич немедленно отреагировал и в считанные минуты прибыл со своим подразделением на помощь. Прибытие дополнительных сил быстро остудило пыл толпы, она мгновенно рассеялась. Произвели оцепление места происшествия, задержали лиц, подстрекающих селян к неповиновению. Всем этим профессионально, грамотно руководили майор милиции Калашников С.Н. и подъехавший на помощь с подкреплением майор милиции Курилко Алексей Павлович.  Когда казалось, что обстановка немного успокоилась и разрядилась, из толпы местных жителей неожиданно выскочил мужчина лет 40-45, в руках у него были вилы и он ими замахнулся на меня. Ещё секунда и он пронзил бы меня. Но мгновением раньше майор Курилко А.П. прикладом автомата отбил руку с вилами, а потом наставил на нападавшего свой автомат, передёрнув за-твор. Нападавший обмяк, бросил вилы и сел на землю. Таким образом, Алексей Павлович фактически спас меня. Проведённым экспертным исследованием оружия боевиков, установили, что именно они причастны к нападению на кубанских милиционеров. Фактически это громкое преступление было раскрыто.
В канун 100-летнего юбилея прославленной службы, с предложением поде-литься своими воспоминаниями о работе в уголовном розыске, ко мне обратился руководитель общественной организации ветеранов уголовного розыска Красно-дарского края полковник милиции в отставке Мещиряков Василий Константино-вич, мой давний наставник и хороший товарищ. А поддержал эту идею председа-тель Краснодарского краевого Совета ветеранов правоохранительных органов  полковник внутренней службы в отставке Зайцев Владимир Петрович, с которым мы знакомы более 30-ти лет, и сейчас тесно контактируем в общественной дея-тельности. К мнению этих людей я всегда прислушивался, а потому согласился. Работая над воспоминаниями, больших усилий прилагать, не пришлось. События прошедших лет зримо вставали перед моими глазами, и  жизненные сюжеты, и лица тех, о которых я упоминал в повествовании. Как героев положительных, так и нет. Я вновь всё это прожил, ощутил все эмоции того времени. Благодарен всем, с кем пришлось совместно бороться с уголовной преступностью, а особенно тем, кто выводил меня в мастера, делал профессионалом сыска, терпел мои ошибки, верил в меня. Пользуясь возможностью, хочу обратиться ко всем, кому дороги покой и благополучие нашего общества. Давайте  отдадим дань уважения живущим рядом с нами ветеранам органов внутренних дел, которые посвятили лучшие годы своей жизни легендарной службе – уголовному розыску, всегда находившемуся на передовых позициях в борьбе с преступностью. И почтим память тех, кого уже нет в живых.   
Основы этой службы закладывала ещё сыскная полиция царских времён, её становление продолжили легендарные сыщики прошлого столетия. На примере их биографий идёт нравственное и патриотическое воспитание молодых сотрудников уголовного розыска нашего времени, продолжающих традиции своих старших товарищей. Десантники гордо говорят: «никто кроме нас». А моё поколение сотрудников уголовного розыска говорило так: «Ничто не вечно под луной, вечен только сыск». И пусть будет так всегда!

Георгий Бойко, ветеран органов внутренних дел, боевых действий, уголовного розыска
полковник милиции в отставке